Рубрики

ИБЛАНИЯ

Захаров

Архив рубрики «Без рубрики»

Признаем, что редкий иблан долетит до средины Днепра. Просто, редкому иблану придёт такое в голову – долетать до середины. Ведь середина есть самое глубокое место на Днепре. Другое дело, присвоить себе воинское звание полковника, это вполне вероятно. Так и произошло в действительности.

Надев новенький парадный китель с золотыми аксельбантами, Иблан Первый созвал земский собор.

- Народ мой! – простёр он божественную длань над головами взволнованных ибланиан, – высокою моею волей, я объявляю войну супостату.
- Какому? – послышались немногочисленные выкрики с мест.
- Что?. Разве у Иблании уже нет супостата?
- Есть! Есть, батька!
- Кто? – глаза Иблана недобро сверкнули.
- Кто-кто… ляхи-ксёнзы, жиды-арендаторы… кто. Татарва забаловала…
- Турок, батька! – слабо донеслось с галёрки, – турка надобно прищучить! Боспор и Дарданеллы, гей на Царьград!
- Где гей? – насторожился Иблан Первый, – у нас гей за Можай, беломорканалы рыть! Законов не читали?

Народ притих, безмолвствуя. Лишь звёзды сияли куполом над величественным амфитеатром, построенном ещё Ибланом Первым, в ознаменование отмены рабовладельческого строя. Затянувшееся неловкое молчание прервал бодрый девичий Голос из репродукторов:

Вставайте, иблане, на битву последнюю,
Вражеской кровью наполним моря,
Родине явим любовь беззаветную,
Солнце Иблании новой зарёй
Всходит, чтоб не зайти никогда…

Значит, зазвучала песня, в тексте которой употреблена неправильная рифма «моря – зарёй». Лично я считаю это допустимым и отношу к местной литературной традиции. Не знаю. Так, или иначе, ободренные ибланиане потянулись к выходу, где их грубо хватали дюжие гвардейцы и немедленно забривали в рекруты. А как поступали гвардейцы с женщинами? – спросите вы, – тоже хватали? Нет. Дело в том, что женщин среди ибланиан не было вовсе. Женщин в тот период исторического развития заменяло самолюбование, либо практика реинкарнации.

В общем, с горем пополам, выступило войско в поход. Но связь втапоры была плоха. Месяцы проходят в годы – ничего от них не слыхать. Полковник уж забеспокоился, когда вдруг прибежал марафонец с известием. И, только он успел раскрыть рот, как рухнул наземь замертво. Сказалась усталость. Правда, вскоре добежал ещё марафонец. Приближённые предусмотрительно подхватили его подмышки, поэтому он успел произнести слово «сипирь», прежде чем рухнуть замертво.

Задумался Иблан: что за сипирь такая? К тому же шпионы стали доносить, что наглая немчура заграницей развякалась: мол, сипирь должна принадлежать мировому сообществу… В Иблании смекнули – раз та сипирь нужна сообществу, значится, годная вещь. Что, пришлось полковнику во главе резерва отправиться на розыски пропавших основных сил.Долго ли, коротко ли, отыскал Иблан армию. Оказалось – заплутали они по-ходу и очутились в незнаемых краях, в окружении полчищ диких туземцев… А ружжа-то у наших заряжены, как тут удержаться от боестолкновения!

Не мудрствуя, решили отцы командиры применить проверенную веками древнеибланскую тактику. Бойцы передового полка незаметно для противника реинкарнировали в лосей, имитируя мирную пастьбу на ягелях среди вековых зарослей карликовых берёз. Заметив их, наивные голодранцы возликовали: «о, много жирных оленей пришло в этом годе, мясо!» И, как только они сбежались со стойбищ, размахивая арканами, засадный полк принялся палить по ним залпами из пищалей. Озверевшие от грохота передовые лоси довершили разгром мощными передними ногами, ударами копыт.

Вот бы возрадоваться Иблану, да нет! Полковник налетел на ротных, батальонных и прочих отцов-командиров чуть не с кулаками.

- Ах вы блиадины дети! – вопиял он. – Вас послали идти по солнцу, а вы? План для кого придуман, ублюдки?
- Милуй, батька! – заплакали все командиры, – здесь солнце не заходит… мы и шли бессонно кругами… Бес попутал!
- Бес? А это здесь что?
- Сипирь, батька!
- А мне-то что в вашей сипири?
- Сополя! – дружно ответствовали командиры, – можно обменивать на нефтедоллары.

Чтоб не выглядеть голословными, сейчас же поднесли полковнику шикарную сополиную душегрейку и горностаевые варежки впридачу. Потеплело в груди Иблана. Не сразу, но сменил гнев на милость.

- Ладно, мерзавцы, – рассудил он, – настораживайте теперь капканы, силки, петли и прочие ухищрения, а мне спать пора, утомился.

Как заснул Иблан, стали сниться ему величественные просторы земли, изборождённой гусеницами вездеходов, заставленной нефтяными вышками, изрытой рудниками и алмазными копями, где сополю нет места, чтобы плодиться… Проснувшись утром, распорядился Иблан Первый отослать в ниметчину несколько нефтедолларов, и писмецо приложил, писанное собственноручно: «Немцы! Купите себе у мирового сообщества леденцов и ссосите все! Ибо отныне Иблания сипирью приросла.»

Вот так было взаправду.



Жгучая страсть

Автор: zaxarov
04.11.2017

Муравьишки кажутся такими неказистыми, когда ползают под ногами в мураве. Можно раздавить их ненароком, и даже не заметить этого! Совсем другое дело, если присесть на муравейник голой жопой. Такое бывает. По недосмотру. Гулял, например, человек по лесу, и с устатку решил отдохнуть на удобной с виду кочке… В общем, сесть на муравейник немудрено. Странно то, что находятся люди, которые делают это, заранее приспустив штаны.



17.08.2017

Где Иблания? ‒ везде. Что есть Иблания? ‒ всё. Не ищите её на глобусе ‒ она сама глобус. Если ты наблюдаешь Ибланию, значит ты истинный ибланианин. Если ты не замечаешь Ибланию, стало быть, ты натуральный иблан. Иблания это мироощущение. Это земля, которую мы топчем ногами. Это небо, где нам никогда не бывать. Это звёзды, которые мы не можем потрогать. Это люди, которые вокруг. Главное, это смотреть и видеть, слушать и слышать. И понимать. Ты кто? Ты где? Ты как? Взгляни, сколько ибланов вокруг тебя. Все они живые люди, и ты среди них ‒ начальники, жёны, дети, менты, собаководы, телеведущие… Зачем ты здесь? Ты просто хочешь жить? ‒ дышать воздухом, кушать продукты, лечить своё тело лекарствами, верить, что Богъ создал мир исключительно для тебя… Понимаешь ли ты, что Иблания неизбежна, неизбывна… Иблания это сердце, которое бьётся в твоей груди, это извилины в голове, это кровь организма, это граница крайности, которую ты давно хотел перейти.
Здравствуй, ибланианин!



I.1. Иблания

Автор: zaxarov
06.08.2017

Когда-то, давным-давно, во времена ещё допотопные, процветала на земле страна Иблания. С высоты ближнего космоса она выглядела территорией, покрытой мраком неведения, наподобие чёрной ночи. Поэтому тамошние человечки оставались невидимы. Впрочем, известно, что страну ту населяли исключительно гении, хотя в метриках все равноедино писались – ибланианами. То есть, как бы добровольно отрекались от своей врождённой гениальной сущности заради равенства и братства. „Здравствуй, иблан!” – говаривал, бывало, матёрый ибланианин забредшему в ихний мрак гению. А вновь прибывший неофит, по здравому рассуждению, смиренно ответствовал: „Здравствуй, иблан!”

Итак, граждане Иблании поголовно ощущали себя как бы осиянными лучами особой, необыкновенной судьбы. Возможно, считают некоторые исследователи ныне, этот удивительный феномен каким-то образом связывался с залежами типа урановой руды в ибланианских недрах. Ведь известно, что излучение того урана весьма неблагоприятно воздействует на живые организмы; в первую очередь, конечно же, на мозговую деятельность существ высшего порядка. О чём бишь я? Не важно.

Иблания имела своё общественно- политическое устройство. Первое в обитаемом мире. Какое именно неизвестно, но ясно, что оригинальное. Верховодил там Иблан Первый. Нет-нет, не монарх, не тиран, не деспот… просто Вторых среди ибланиан априори не предусматривалось. Каждый иблан, по-сути, являлся Первым. Иными словами, ещё до возникновения высшей маематики, ибланиане имели полное представление о теории единственности множества. Да, гениальные то были люди!.. а гениев нигде не любят, как известно, и повсюду  изничтожают как бешеных собак.

Вот интересно, если я скажу, что те ибланиане пили кровь христианских младенцев – вы мне не поверите? Правильно… Я тоже знаю из научной литературы, что христианских младенцев втапоры и в зародышах не намечалось. Просто, захотелось проверить вас на сообразительность. Ну ладно, не пили, значит, не пили, но огненную воду всё-таки изобрели раньше. Посему в Иблании зачастую случались празднества и массовые народные гуляния. Вот однажды нездержанные ибланиане допились до того, что загадили рвотой священную площадь, по которой должен был дефилировать Иблан Первый в тот торжественный день. И что? – ничего особенного. Мудрый иблан не пошёл на заблёванную, в назначенный час он, как ни в чём ни бывало, отправился дефилировать по не заблёванной алкашами площади. Тут дело в том, что в Иблании площадям несть числа, и многие из них вполне удобны для дефилирования. Здесь премудрость. Разумей.

Словом, ибланианский проект торжествовал, покуда внешние миры не осознали значительности идеологической угрозы. Чтоб не сидеть сложа руки, вездесущие враги принялись непрерывно подлавливать Иблана Первого, одного за другим; они били его, морили голодом, затем задобривали изысканными обедами; однажды даже в массовке показали по телевидению. Тщётно! Внешне консервативные силы и представить себе не могли, что натуральный ибланианин является бессмертным в своём роде и, что никогда Первый не прогнётся и не купится ни за какие блага. Представляете? В этом-то и заключался их злодейский просчёт. Просчитались, дебилы! На счастье, в ибланианской массе обретались недурственные математики и первый астроном. Что ж, загнанный в угол неблагоприятными обстоятельствами, Иблан обратился к немеркнущим звёздам.

Высокие светочи решили поддержать Ибланию в тяжёлой борьбе с агрессорами. Незамедлительно они сложились на небе в узор, отдалённо напоминающий пацифик. Сначала это выглядело очень красиво. Однако, тяжесть борьбы оказалась непосильной даже для них. И рухнули. Раскалёнными, светящимися глыбами звёздная пыль стала оседать на благословенную ибланскую землю, что дало впоследствии повод радикально настроенным представителям исторической лженауки сравнивать ужасную трагедию Иблании с гибелью легендарной Атлантиды. Так или иначе, в ибланианском языке могла бы появиться поговорка: посыпать голову звёздной пылью. Могла бы, да вот беда – в раскалённой добела пустыне язык мёртвенеет. Именно об этом я сейчас и толкую: несчастные ибланиане не донесли свой язык до светлого будущего, кое мы с вами имеем смысл наблюдать воочию. А можете не наблюдать, как хотите. Потом всё благополучно улеглось.

И тут выяснилось, что Иблан Первый оказался не так прост, каким прикидывался дотоле. Укрывшись во мраке, на дне сырого склепа, подонок изобрёл интернет и стал потихоньку проповедовать интернет зависимость. Дни и ночи он увлечённо трудился, подобно коллективному китайцу, плёл всемирную паутину, уловляющую психически неполноценных и мух. Мухи годились в пищу. И вот, наконец, я дошёл до точки. Потому что стихотворение в прозе имеет размер, а размер определяется числом. Здесь премудрость. Сочти.



Странный муж

Автор: zaxarov
29.09.2012

Прошла неделя, две, или три…

Сегодня выдалось сырое, мглистое утро; странный муж проснулся позже обычного, погоде удалось ввести в заблуждение утомлённый бессмысленным существованием мозг. Волевым усилием он собрал, как смог, своё разбитое сознание воедино и только теперь расслышал сокрушительные удары по входной двери. «Это ко мне…»- подумал он и, не мешкая, надел штаны. Ему не нравилось встречать непрошенное в трусах.

В прихожей легко порхала злая жена; дверь оказалась немилосердно взломана. «Чужие берут дрова постоянно, а для своих почему-то всегда заперто!..»- выдохнули страстно её бледные уста и странный понял, что ему здесь делать нечего. Захотелось вернуться в постель и вновь предаться безрассудному течению жизни, но мучил голод. Голод мучил давно, и это становилось невыносимым. В запасе оставалась горсть молотого кофе с пятью кусками рафинада. Чтобы как-то отвлечься, муж принялся разбирать заваленный хламом стол, где обнаружил целую баранку и заплесневевший ломоть белого хлеба. На грязном полу валялся листок тиснёной бумаги с надписью «яко ты еси Бгъ нашъ» ; по ногам тянуло промозглым холодом, это осень струилась через разрушенные преграды. Злая жена удалилась.

Странный муж сварил кофе на самодельной электроплитке; божественный аромат преисполнил помещение волнами какой-то зыбкой надежды, даже - предощущением чего-то иного, светлого и справедливого. Так было всегда, и муж к этому привык. Из полоски газетной бумаги он мастерски свернул элегантную «козью ножку», прикурил от раскалённой спирали и с вожделением вдохнул горький дым полной грудью. За окном группа иностранных туристов под предводительством длинноногой девушки-экскурсовода наслаждались зрелищем руин древнерусской цивилизации; из алюминиевой кружки струился лёгкий парок от кофейной гущи, едва-едва прикрытой остатками драгоценной влаги. Неожиданно из клубящейся массы низколетящих туч вывалилось лучезарное Светило… «Выжил таки!»- озарило бытие пронзительная мысль: «Слава Господу нашему Иисусу Христу!..

А вокруг повсюду лежали неведомые страны.  А к ним, как струны, тянулись звонкие дороги и звали, звали к себе странного мужа: « Приди! Приди, о странный муж!..»